Время не ждёт

Две цитаты

Дэн погрузился в какие-то воспоминания, я тоже не спешил вступать в разговор, а Эрми еле сдерживала слезы.

— Война похожа на костер, в котором сгорают жизни. — Дэн плеснул в стакан из какой-то бутылки, и явно не воду. — Верные солдаты, идущие в бой за идеалы света или тьмы, чистокровности или равенства — поленья в этом костре. Они сгорают и остается зола, одна и та же зола в одной и той же куче. И уже неважно, с какой стороны подкинули полешко, слева или справа. Фанатики войны, идеалисты войны — дрова для ее костра.

Стакан опустел и был отодвинут в сторону.

— А еще война затягивает тех, кто вроде бы и не хотел принимать участие, но идет, куда все, как лемминги в цепочке. Затягивает гражданских, которых и вовсе не спрашивали. Это мясо войны, то, что жарится над огнем. Когда огонь погаснет, не останется ни дров, ни мяса. Могут остаться несгоревшие головешки. Древесина в них становится твердой, устойчивой к гнили и может сохраниться надолго. Но эти обгоревшие головешки ни для чего уже не годны, разве что позднее сгорят в каком-нибудь новом костре. Это — герои войны, те, кто выжил.

Дэн замолчал, и опустилась тишина, разбавляемая только плеском волн о борт. Эрми сидела неподвижно, с широко открытыми глазами.

— Есть и четвертая категория участвующих в войне — те, кто сидит у костра, кто подбрасывает поленья и поворачивает шампуры. Коммерсанты войны. Самое интересное, что именно им проще всего потушить костер, если они захотят, конечно, ведь они же его когда-то и развели.

— Это... мерзко, папа.

— Как и любая война. Я бы хотел, чтобы ты была от войны подальше, но это не всегда получается. И тогда... Красиво ярко пылающее пламя, горячая и быстрая жизнь, признаваемая всеми честь и слава для выживших победителей. Но все-таки, если тебе, дитя, придется иметь дело с войной, я бы предпочел, чтобы ты оказалась среди сидящих у костра.

— Папа, я не понимаю, — голос Эрми звучал спокойно, но в этом спокойствии эмоций больше, чем в ином крике. — Ведь вы учили меня совсем не этому.

— Да. — Дэн вздохнул и замолк на минуту, прежде чем продолжить. — Понимаешь, для разных... ну, пусть будет "профессий", нужен разный взгляд на мир, разные ценности, разные моральные принципы. Разный кодекс жизни. Мы с Джин были уверены, что ты вырастешь и станешь специалистом. Даже, можно сказать, "техническим специалистом", хотя не только. А вот, например, специалистом по рекламе — уже нет: у них другой взгляд на мир и другой кодекс. И тем более политиков. И нам даже в страшном сне не могло присниться, что ты влипнешь в гражданскую войну, и вместо кодекса специалиста потребуется кодекс выживания. Вот и...


Вторая под спойлером, чтобы меньше места во френдленте занимать.

[Spoiler (click to open)]
Цитата из фанфика по «Гарри Поттеру»
— И все-таки я не могу понять, что у вас там получилось с этим неназываемым лордом?

— Гражданская война у нас получилась. Причем незавершенная.

— В каком смысле "незавершенная"?

— Понимаете, у каждой гражданской войны есть логика. — Ксенофилиус откинулся на спинку кресла и прикрыл глаза, как будто был уже не здесь. — Она с чего-то начинается...

— С провокаций, например. — Дэн взял стоящую на столе бутылку огневиски и посмотрел, сколько оттуда убавилось, а потом перевел озадаченный взгляд на Ксенофилиуса.

— О нет, что вы. Провокации — это позже, значительно позже. На каком примере объяснить? А, вот — луч света из окна. Просто белый свет. Но может что-то случиться и этот свет разложится в спектр. От красного до фиолетового. Что-то похожее может произойти и в обществе. И тогда постепенно красные начинают ненавидеть фиолетовых, а фиолетовые красных. Потом провокации, потом война. Предположим, красные убили всех фиолетовых, только гражданская война этим не заканчивается. Теперь на краю оставшегося спектра победители — красные и бывшие нейтралы — синие. Синих, разумеется, запишут в "пособников врага", или вообще обзовут недобитыми фиолетовыми. И все начнется по новой. Синие после этого, например, могут заключить союз с голубыми и перебить красных, а потом напуганные оранжевые, желтые и зеленые объединятся и уничтожат голубых и синих. Понимаете, гражданская война, это такая война, которая никогда не заканчивается в результате чьей-то победы.

— И чем же она заканчивается?

— Истощением. Когда оранжевые, желтые и зеленые понимают, что они слишком устали воевать и противоречия между ними отступают перед этим. Гражданская война заканчивается усталостью. Но даже и потом, чуть отдохнув, кого-нибудь из "победителей" могут и добить, но уже тихо, так, чтобы не спровоцировать новой войны.

— Именно в этом смысле вы говорите, что магическая гражданская война не завершена? Но ведь прошло уже почти десять лет. Мирных лет, я так понимаю?

— Да. Мирных. Но это только затишье. Гражданские войны имеют особенность — они очень зависят от личностей. Тех, что выражают собой соответствующий цвет. И в этом кроется возможность остановить войну раньше, чем она истощит всех. Например, если в начале лидер фиолетовых договорится с лидером красных, и они начнут действовать вместе, есть шанс, что спектр схлопнется и будет опять луч белого света. Но десять лет назад все получилось не так. На пике ненависти один из лидеров просто исчез. Они не были побеждены, но потеряли ориентир. А другая сторона не чувствовала себя по-настоящему победителями, сколько бы ни убеждала себя в победе. И война замерла, она все еще здесь, противоречия не сняты, силы не истощены, а в магическую Британию приходит новое поколение.

Ксенофилиус открыл глаза и абсолютно трезвым взглядом посмотрел на девочек, которые, отложив в сторону тетрадь, внимательно прислушивались к разговору.

— Может, они придумают какое-то решение. Но для этого нужны новые лидеры фиолетовых и красных. — На сей раз взгляд Лавгуда уперся в меня. — Дамблдор не станет договариваться. Собственно он и тогда не пытался. Да и Тот-Кого-Нельзя-Называть — тоже.
Время не ждёт

Бывают просто сны

Приснилось, что Сергей Малицкий заказал Юлиане Лебединской редактуру «Вакансии», о чём она с гордостью в ЖЖ написала. И ещё двух или трёх текстов, только там смутно, то ли трилогия, то ли три варианта одного и того же, то ли ещё что-то в этом роде. И названия проснувшись забыл. Что-то металлическое.

Не первый раз снится какой-то абсолютно крышесносящий экстрим. Поездка на велосипеде по канату через пропасть на большой скорости и без страховки. А на той стороне велосипед отдельно, тело кувырком по кочкам отдельно. Паркур в европейском старом дворике под какие-то фейерверки. Причём, что редко бывает, с сюжетом. В момент просыпания я это ещё помнил.

Кстати о птичках и чтоб два раза не вставать. Офигенный мистический триллер. Двадцатиминутная (минус титры) короткометражка. О чём — не хочу спойлерить, будет больше удовольствия. English required.
Зы. От меня эту видюшку перепостили с заголовком «И с тех пор все люди на свете жиле долго и счастливо...»

Слишком поздно

Яка страна, такі й теракти

Автор одного популярного движка сайтов попутно делает мини-движок для гиков. Естественно, гораздо менее популярный. И на сайте этого мини-движка куча надписей типа «Путин хуйло! Крым — это Украина!», «Слава Украине!», «Скажи НЕТ агрессии России!» и тому подобных. И даже чтобы скачать, нужно под этими лозунгами нажать кнопку «я полностью согласен». На сайте основного движка ничего такого нет.
Ещё раз: на второстепенном техническом сайте, где даже комментариев нельзя оставить. Вот уж нанёс сокрушительный удар России.
Слишком поздно

Из наблюдений за мирозданием

— Шановний, ви не підкажете, де тут найближча останівка?
— Найближча зупинка он там, а ти, москалику, вже доїздився.

На блокпостах с украинской стороны солдатики принципиально (и не слишком приветливо) розмовляють українською. На таком себе суржике со вставкой русских слов.
Время не ждёт

Новый экспирианс

На тему «как ещё не встречал Новый Год». На этот раз почти.

Улететь в кювет целым автобусом (а за кюветом озеро, но — не долетел) в зоне боевых действий. Эвакуироваться на армейском камазе (40+ человек плюс багаж полчаса ехали в тентованном кузове) в городок, с которым сейчас нет рейсового сообщения (и сотовая связь дышит на ладан). Добраться домой уже ночью, сквозь комендантский час, обходя патрули дворами.

Пока толпой ждали решения вопроса, потренировался в сборке-разборке автомата.
Время не ждёт

(no subject)

Одно из моих любимейших стихотворений — «Словоблудь» Али Кудряшовой.
Вчера был снег, сегодня снег - иду на поводу у всех, пишу нейтрально про погоду. Раз поезд через пару дней, то значит стоит сесть ровней и подвести итоги года.

Поздравление с 2009 годом.
Шедевральное стихотворение. Но я долго не мог понять, почему одна строчка в нём буквально выламывается из ритма. То-есть умозрительно-то всё понятно, но вот чувство эстета не приемлет.
Да, музыка. Пожалуй вот, что было важно в этот год, что было непереводимо на все другие языки. Важнее этой музыки была война. Необходимо сказать: родные невредимы. Но вот на нервах узелки.

Точно так же когда слушал знакомую, уехавшую в Израиль, о ракетных обстрелах, о том, как за полминуты бросив любое занятие, будь то сон, еда, туалет, нужно добежать до бомбоубежища. Сочувственно кивал головой, негодовал и так далее. Но меня это не касалось и потому даже не подозревал, насколько был равнодушен.
Теперь понимаю.
Но это был прекрасный год, таких годов наперечет - не меньше двух, не больше сотни. Такие тяжело подряд - уж больно тормоза горят, летят покрышки, масло сохнет. Но охрененный звукоряд.

Чтож. Год был хуже предыдущего, лучше следующего. Только и надеюсь, что тормозам и покрышкам хватит запаса прочности.

P.s. Ах, да.
Теперь серьезно. Я росла. Не в сантиметрах без числа, не вверх, не в бок, а вглубь куда-то. Пила, рыдала и спала. Решала срочные дела. Случилось три печальных даты, но мы привыкли. Каждый год - нет-нет, да кто-нибудь уйдет.
Время не ждёт

Конгрегация

Надежда Попова — «Конгрегация». В читалке лежала уже давно сразу по нескольким рекомендациям. Пока читаю первую книгу. Отличные детективы в средневековом антураже (Германия, XIV век, альтернативная история). Инквизитор расследует… всякое предположительно потустороннее. Например, в первой книге нападение вроде бы вампира в богом забытой деревушке. Хотя к середине книги от версии о вампире не осталось камня на камне.
Обещают, что персонаж от книги к книге развивается, от наивного выпускника академии сыска Святого Макария до битого и тёртого в семи щёлоках циничного следователя. Обещают же, что у всех книг есть сквозной сюжет.
Немного похоже на Киру Измайлову — «Случай из практики», но у Измайловой полностью фэнтезийный антураж, женщина в главной роли и гораздо более явная магия. И любовная линия есть.

Рекомендую!

P.s. Целый ряд рецензий на «Конгрегацию», в смысле, на каждую книгу по-отдельности от Pixi. Процитирую пару абзацев:
Уже в который раз Надежда Попова меня удивляет. Что странно по нашим временам, приятно :). Шестая книга её серии «Конгрегация» вновь оказалась хороша, и вновь – не похожа на предыдущие. Да, сохранился средневековый антураж, да, двое центральных героев остаются в фокусе, но всё остальное – в очередной раз поменялось. После нарочитой камерности «Natura bestiarum» (№ 5) повествование вышло из душной харчевни на Божий свет, разветвилось и ушло в высшие сферы. Настолько высшие, что аристократические круги из романа «По делам их» (№ 2) вызывают только пожатие плеч: престол Священной Римской Империи и никак иначе :nap:. Высокая политика, глубочайшие бездны людских душ. Но для меня роман оказался не об этом.

…Я давно и с упоением читаю Попову и сама себе удивляюсь: на первый, и даже на второй взгляд – здесь же нет ничего моего!! Я терпеть не могу (реальную) Инквизицию; не верю в Бога в общепринятом смысле; не интересуюсь средневековьем; не знаю истории; не симпатизирую немецкой культуре. Есть стопятьсот поводов пожать плечами и пройти мимо не оглянувшись. Но я читаю! И наслаждаюсь каждой книгой! И с радостной надеждой жду следующую! И всё это я, на которую так трудно угодить :)