?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост

Энди Вейр (Уир) — «Марсианин». Осенью по нему выходит фильм.
Марсианская миссия «Арес-3» в процессе работы была вынуждена экстренно покинуть планету из-за надвигающейся песчаной бури. Инженер и биолог Марк Уотни получил повреждение скафандра во время песчаной бури. Сотрудники миссии, посчитав его погибшим, эвакуировались с планеты, оставив Марка одного.

Очнувшись, Уотни обнаруживает, что связь с Землёй отсутствует, но при этом полностью функционирует жилой модуль. Главный герой начинает искать способ продержаться на имеющихся запасах еды, витаминов, воды и воздуха ещё 4 года до прилёта следующей миссии «Арес-4».

Крепкая робинзонада и крепкая НФ. Кто читал Дефо, тому даже не нужно что-то ещё объяснять. Всё в лучших традициях. Рекомендую.

Цитаты из книги
[под спойлером]
Будучи химиком, Вогель знал, как делать бомбы. На самом деле, приличная часть обучения была посвящена тому, чтобы случайно не сделать бомбу.

В атмосфере чистого кислорода на каждый килограмм сахара высвобождается 16,7 МДж энергии, что соответствует взрывной мощности восьми динамитных шашек.

Все не так плохо, как кажется.
То есть я по-прежнему в заднице. Просто не так глубоко.

«Уверен, если где-нибудь появится малюсенькая дырочка, в NASA пройдут четырёхчасовые прения, после которых они скажут мне залепить её скотчем.»

Забавная смерть для человека в дырявом космическом скафандре: умер от избытка кислорода.

«Я начал день с чашки «чая из ничего». «Чай из ничего» очень просто готовить. Для начала налейте в чашку немного горячей воды. Затем добавьте ничего»

«В отсутствие магнитного поля, Марс беззащитен перед жёсткой солнечной радиацией. Если бы я подвергался её воздействию, я бы так сильно заболел раком, что мой рак заболел бы раком»

Я сообщил NASA о проведённом ремонте. Если перефразировать, наш диалог звучал так:
Я: «Регенератор разобрал, нашёл проблему и всё исправил».
NASA: «Вот гад!»

Я могу отрезать руку и съесть её; это даст мне ценные калории, одновременно снизив потребности в них. Шучу, шучу.

В ходе процесса в качестве промежуточного продукта образуется аммиак. Благодаря химии, этой неаккуратной сучке, какое-то количество аммиака не реагирует с гидразином и так и остается аммиаком. Вам нравится запах аммиака? Он добавит неповторимую нотку к благоуханию моего личного ада.

Не так уж много людей могут похвастаться тем, что уничтожили космический корабль за три миллиарда долларов. Я — один из них.
Да-да, я выдирал из МВА критическую аппаратуру и раскидывал направо и налево. Приятно знать, что мой запуск на орбиту не будет обременен какими-то дурацкими резервными системами.

Я испытал кронштейны – поколотил по ним камнями. Мы, межпланетные ученые, в дружбе с высокими технологиями.

— Итак, — подытожил Брюс, — мы можем с высокой вероятностью убить одного человека или с низкой — шестерых. Черт! И как тут выбирать?

Химия на моей стороне. Вопрос в том, каким образом я заставлю реакцию пойти медленно, и как мне собрать водород? Ответ: не знаю!
Полагаю, я что-нибудь придумаю. Или помру.



У меня есть до идиотизма опасный план получения нужной мне воды. И, уж поверьте, этот план реально опасен. Но особого выбора у меня нет. Идеи иссякли, а через несколько дней мне предстоит последнее удвоение — я выберу весь новый грунт, который занёс внутрь. Если его не увлажнить, он просто умрёт.
Воды на Марсе не так много. Есть лёд на полюсах, но они слишком далеко. Поэтому, раз мне нужна вода, придётся самому её получить. По счастью, я знаю рецепт. Взять водород. Добавить кислород. Поджечь.

Метки: